Что такое обеззараживание и как это делается

Города России залиты хлоркой, ее незабываемый и очень стойкий аромат разносится над улицами, площадями, автобусными остановками и витает внутри подъездов домов. Так происходит борьба с коварным вирусом. Ведь точно известно – если вирус не напугать хлоркой, то он останется и приживётся, а вот если напугать, то скорее всего сбежит, или, что еще лучше, тут же отдаст концы.

Ради этого работают поливочные машины, трудятся люди с распыляющими устройствами (иногда в защитных костюмах) и даже незаметные уборщицы управляющих компаний, ходят по домам с бутылочками недорогой хлорной жидкости «Белизна» – единственного обеззараживающего средства, на которое хватает денег в провинции. Более того – на местах к спасательным мероприятиям привлекаются военные, разумеется, там, где имеются части радиационной, химической и бактериологической защиты – это профессионалы, они не подведут.

В результате на умывание городов хлоркой тратятся изрядные средства, а население то пугается масштаба действий, заставляющего задуматься – не началась ли война, то оказывается раздражено резким запахом в собственных подъездах и квартирах. Казалось бы – все делается правильно: чрезвычайная ситуация требует чрезвычайных мер. Но давайте зададимся вопросом: а насколько оправданы такие действия и в чем их смысл?

Действительно, согласно нормам гражданской обороны, для «дезинфекции территорий, наружных и внутренних поверхностей сооружений» используются растворы хлорной извести, гипохлорита кальция или натрия, едкого натра, лизола. В условиях боевых действий опрыскивание и протирание поверхностей — мера совершенно оправданная и крайне необходимая.

Обратите внимание на ключевые слова: «в условиях боевых действий». Все это работает только в том случае, когда против нас используется биологическое оружие массового поражения. Потому что если такое оружие не применяется, то смысла в обеззараживании практически нет. Особенность абстрактной «заразной бомбы» заключается в том, что ее средство поражения – не атомная реакция, не обычное взрывчатое вещество, не отравляющий газ – а опасные для человека микроорганизмы. Если атомная бомба взорвется, поражение территории происходит немедленно, как взрывной волной, так и радиационным излучением, которые распространяются по окружающей местности быстро и беспрепятственно. То же самое происходит с тротилом или отравляющими газами.

С биологическим оружием – совсем иное. Бактерия или вирус не могут распространяться сами по себе. Картина, когда по улице идет человек, и вдруг – бац! – на него напрыгнул злобный микроорганизм – совершенно абсурдна. Поэтому для заражения людей используются носители инфекции. Ими могут быть, например, насекомые. Впрочем, любому здравомыслящему человеку понятно, что стрелять в неприятеля ракетами, в которых ждут своего часа тысячи отравленных клещей, больше похоже на замыслы злодеев из комиксов. Так что главным носителем биологического оружия являются разного рода стойкие аэрозоли, которые после взрыва распыляются, разносятся ветром и оседают на домах, одежде и телах людей, заражая все вокруг. Для оружия их специально делают таким образом, чтобы они дольше сохраняли способность к поражению и не давали вредоносным микроорганизмам погибнуть.

Задача становится понятной. Зараженный бактериями или вирусами аэрозоль необходимо смыть, а поверхность обеззаразить. Именно для этого на войне применяются опрыскивание и протирание дезинфицирующими средствами.

Но позвольте, ведь с коронавирусом все обстоит совсем не так! Никто не распылял над Россией отравленный аэрозоль. Передача COVID‑19 осуществляется одним-единственным способом – через мельчайшие капли, возникающие при кашлянии или чихании уже зараженного человека, которые некоторое время витают в воздухе в выдохе больного, а спустя максимум несколько минут оседают на ближайшие поверхности. То есть, обычный контакт и даже прикосновение к больному не несет никакой опасности, если не произошла передача зараженной жидкости. Как только поверхность высыхает, вирус погибает — и если на эту поверхность светит солнце или дует ветер, погибает довольно быстро. Поэтому, к примеру, оказавшись на быстро сохнущей бумаге, вирус теряет свою силу всего за несколько часов, а попав на влажную поверхность защитной маски, может сохранять активность до нескольких дней. Следовательно, напрашивается вопрос – зачем поливать наши города хлоркой? Неужели те десять тысяч заболевших на всю страну людей уже успели все так плотно обчихать?

Сказав пару слов о защитных масках, стоит особо обратить внимание на степень их полезности для здоровых людей. Тут все обстоит очень интересно. Если у больного маска действительно затрудняет распространение жидкости при чихании и кашле, то для здорового она почти бесполезна. Когда жидкость, содержащая вирус, уже попала в воздух (например, когда больной без маски чихнул) то она немедленно распадается на капли, размер которых столь мал, что обычная медицинская маска не сможет их задержать. Это мнение и специалистов Всемирной организации здравоохранения, и российских врачей. Так что на происходящей в мире панике торговцы и производители масок сделали неплохие деньги. Как говорил герой «Игры престолов» Петир Бейлиш «хаос – это лестница», а в смутное время всегда появляется возможность изрядно подзаработать и подняться повыше.

Вернемся к нашей проблеме обеззараживания городов. Понимаете, в чем дело – сейчас для борьбы с вирусом, носителями которого с точки зрения статистики является совершенно ничтожное количество граждан России, применяются мероприятия, которые имеют смысл лишь при массированной атаке биологическим оружием. Да, если над городом был распылен огромный боеприпас с отравленным аэрозолем, действительно стоит вымыть все поверхности обеззараживающим средством. Но делать то же самое в городах, где число заболевших идет в лучшем случае на десятки – абсурд и безумная трата бюджетных средств.

Даже если предположить, что больной коронавирусом успел обильно накашлять, скажем, на асфальт, или памятник великому человеку, то для того, чтобы заразиться, другим людям необходимо потрогать это место голыми руками до того момента, как жидкость высохнет и вирус погибнет, а затем занести заразу себе в рот или глаза. Скажите, вы часто трогаете голыми руками поверхность мостовой, чтобы потом тянуть их в рот? А может быть порой, в приступе необыкновенной любви к угнетенному рабочему классу, вам хочется расцеловать один из бронзовых памятников Ильичу, что во множестве стоят в наших городах? Ситуация, близкая к невероятной. Да и для предотвращения неприятностей достаточно простейшей меры гигиены – мыть руки сразу после того, как пришел с улицы, не трогать на улице глаза, рот и нос, без необходимости лишний раз не браться за потенциально грязные поручни, эскалаторы, дверные ручки. Всемирная организация здравоохранения подтверждает – заражение происходит лишь при попадании вируса внутрь организма человека через слизистую оболочку.

Что самое интересное, гражданская оборона предполагает, что сразу после применения биологического оружия опасность исходит не от людей – с их проблемами будут потом разбираться врачи – а от аэрозоля, рассеянного в воздухе и на поверхности. Поэтому после того, как обеззараживающая обработка была проведена, нет необходимости повторять ее снова и снова. Это очень важный момент, обратите на него особое внимание! Обеззараживающая обработка не используется для борьбы с последствиями заражения, но лишь для его предотвращения после атаки оружием массового поражения.

А вот «Роспотребнадзор» думает иначе. Его «Рекомендации по проведению дезинфекционных мероприятий на открытых пространствах населенных пунктов и многоквартирных жилых домах» от 3 апреля 2020 года, которыми сейчас руководствуются региональные власти, предписывают проводить обеззараживание общественных мест дважды в сутки. Воистину, масштабная война с применением оружия массового поражения в глазах наших чиновников выглядит куда более безопасной, нежели эпидемия вируса.

Более того, если мы посмотрим на нормы гражданской обороны по борьбе с биологическим заражением, то обнаружим там такие обязательные мероприятия, как обработка людей и одежды. Цитируем учебник МЧС «Гражданская оборона», вышедший в 2016 году: «Для санитарной обработки людей […] должны быть приспособлены банно-прачечные комбинаты, бани городов и поселков, привокзальные санпропускники, душевые помещения предприятий и учреждений. Для обеззараживания одежды должно быть выделено предназначенное для стирки (чистки) зараженной одежды оборудование банно-прачечных комбинатов (пунктов химической чистки) на базе технологических установок с дезинфекционными камерами, стиральными машинами и другим оборудованием». То есть, если уж обрабатывать улицы и дома, то и с людьми надо поступать соответствующе – вышел на улицу, будь добр заглянуть на санобработку. И одежду свою отдай. А про сохранность ее забудь – тут главное спасать людей, а не модные вещи, сколько бы они ни стоили.

Однако этого не происходит. Почему? Да потому, что такие меры вызовут невообразимое раздражение населения. Зато поливать города хлоркой и безопасно для властей, и создает иллюзию активной борьбы с заразой, и позволяет активно осваивать бюджетные средства. Ведь согласно приведенному выше документу «Роспотребнадзора» – норма расхода обеззараживающего раствора равна 0,6 литра на квадратный метр если дело происходит на улице и 0,2 литра при обработке внутридомового пространства.

А теперь умножьте эти объемы на площадь городских улиц. Какая привлекательная цифра получается, не так ли? Ведь сколько чистящего средства в итоге потратили, проверить невозможно, а шумиха вокруг обеззараживания демонстрирует, что лили не жалея – тоннами, а следовательно, сомневаться, спрашивать и проверять никто не будет. За этими показными мероприятиями явственно чувствуется шелест банкнот.

Пожалуй, единственный положительный момент во всей этой истерии заключается в том, что МЧС и войска радиационной, химической и бактериологической защиты получили неплохой опыт действий в условиях приближенных к реальным. Но, кажется, учения получились слишком затратными…

P.S. При этом те процедуры, которым на самом деле стоило бы уделить внимание — точечную и регулярную дезинфекцию перил, кнопок лифтов, дверных ручек, то есть тех предметов в помещениях общего пользования, которые мы с вами действительно трогаем руками — часто проводят старым добрым отчётно-показательным методом. И действительно, они же не столь красивы, как поливание четырёхполосного шоссе реактивным распылителем.

Отправить в: